09.02.2018

Кто и чем накормит пациента?

Передача сторонним организациям непрофильных функций лечебных учреждений, в частности лечебного питания (согласно майским Указам президента России В.В. Путина), задумана как благо, которое позволит оптимизировать процесс закупки и приготовления, повысить качество больничных обедов, даст врачам возможность заниматься своей прямой обязанностью - лечить больных. Очевидно, что в этой системе пока множество проблем и законодательных брешей. Но мало кто догадывается, что самая мирная сфера – кормить людей - может быть ареной жёстких «разборок» и информационных войн. Об этом рассказывает директор «Первой аутсорсинговой компании по организации лечебного питания «Диет-групп-2009», депутат Уфимского горсовета Юлия Романчева.ДЕМПИНГ КАК ЗАЛОГ ПОБЕДЫ- Юлия Николаевна, когда начали внедрять аутсорсинг?- Самой первой из больниц в 2009 году на аутсорсинг перешла крупнейшая в России профильная клиника - Республиканская психбольница в Базилеевке. Это был пилотный проект. Все эти годы мы успешно сотрудничали, руководство больницы было очень довольно, потому что всегда можно было спросить за питание с одного человека. Больница была освобождена от непрофильных функций: закупки продуктов, приготовления, контроля финансовых и кадровых вопросов – то есть всего того, что требует от руководства учреждения сил и времени и отвлекает от лечебного процесса. Вскоре и другие больницы стали переходить на аутсорсинг – Республиканские онкоцентр, кардиоцентр, кожвендиспансер и т.п. - все были довольны, всё было спокойно. А года два назад ситуация на этом рынке обострилась: конкуренты начали играть на цене, демпинговать. Понятно, что в любом бизнесе должна быть конкуренция. Но она должна быть цивилизованной!- В чём конкретно проблема?С одной стороны, проблема заложена в самом законодательстве, а конкретно – в 44-м федеральном законе. Услуга организации лечебного и диетического питания в больницах, как у нас говорят, расторговывается на торгах. И, разумеется, каждый их участник, желая попасть на этот рынок, демпингует. В результате и без того низкая цена - от 130 до 180 рублей в день за пятиразовое питание – идёт «с молотка» и снижается до 50-60 рублей в день на одного пациента. К сожалению, не все участники рынка понимают, что аутсорсинг придуман для оптимизации, а не для того, чтобы создать проблемы и пациентам, и руководству больниц. Поэтому они нещадно демпингуют и снижают этот показатель вдвое! Остаются сущие копейки, на которые, как ни старайся, невозможно приготовить нормальную пищу.ВРАЧИ ВЫБИРАЮТ АУТСОРСИНГ- Участники торгов этого не осознают?- Дело в том, что в конкурсах стали участвовать предприниматели, которые работают через аффилированные фирмы, а сами остаются в тени. Хозяева фирмы, имеющие богатый опыт только в придорожных кафе и парковых забегаловках и слабо представляющие, что такое лечебное и диетическое питание, почему-то решили, что они должны доминировать на этом рынке.Конечно, как руководитель фирмы с многолетним стажем я могу не участвовать в этих тендерах. Но главные врачи больниц, зная мой опыт, доказанную на деле работу и безупречную деловую репутацию, просят меня выиграть торги. Там, где я получаю контракты, руководители спокойны и уверены, что их больные в любом случае не останутся без еды. Поэтому у меня нет ни одного расторгнутого контракта. Я целиком и полностью несу за всё персональную ответственность, отвечаю за свой бизнес личной репутацией.Другие же, понимая, что им без деловой репутации и опыта в этой сфере попасть на этот рынок очень тяжело (но очень хочется!), просто демпингуют на торгах, снижая до минимума и так ничтожную цену, просто для того, чтобы не дать тебе работать. И не задумываются о том, что в конечном итоге страдают больные, которые не получают качественного лечебного питания.- Больница не вправе отказаться от «такого» аутсорсинга?Проработав 9 лет, могу уверенно сказать, что главврачи не хотят вновь вернуться к самостоятельному кормлению больных, иначе они опять отвлекутся от своей основной работы и будут думать только о питании. Больница вынуждена содержать огромный штат работников: поваров, диетврачей, сестер, завскладом, завпроизводством, грузчиков – всего человек 40-50. Это требует огромных средств. Больница должна проводить отдельные торги на каждую морковку, каждую булку, каждый пакет молока! К сожалению, на сегодняшний день некоторые больницы вынуждены отказываться от аутсорсинга и с ужасом приступать к набору обслуживающего персонала и проведению торгов на закупку каждой отдельной позиции продуктов питания. А на рынке поставки продуктов питания та же история: поставщики демпингуют, забирая контракты на торгах на поставку продуктов питания в лечебные учреждения за ничтожные деньги и, соответственно, поставляя в больницы дешевые, некачественные продукты. Больницы же не в состоянии с ними бороться, так как контракты заключены, торги проведены и отказаться от поставки некачественных продуктов больница не может себе позволить: больных нужно кормить.ВЫХОД – В ГЧП- Какой выход из ситуации видите?- Убеждена, что 44-й закон в части расторговки цены не работает. Иначе мы всегда будем кормить пациентов бурдой за копейки. Мое мнение: необходимо внедрять механизм государственно-частного партнёрства. Проблема усугубляется плачевным состоянием пищеблоков при больницах, в которых готовится еда. Не секрет, что больничные пищеблоки в удручающем состоянии, даже близко не соответствуют требованиям и санитарным нормам как в плане ремонта, так и технологического оснащения. В нынешних кризисных условиях уповать на то, что будут выделены необходимые бюджетные денежные средства на реконструкцию и переоснащение пищеблоков, нереально. Так, ни один бизнесмен не будет вкладывать денежные средства в пищеблоки, если у него годовой контракт. Поэтому я уже два года бьюсь, чтобы привести эту дикую конкуренцию в цивилизованное русло, работать не по 44 закону, а на основе государственно-частного партнёрства.- Как это выглядит на практике?- В больницу приходит инвестор, оформляет долгосрочный договор на 10 лет, выполняет ремонт пищеблока, доводит его до соответствия нормам СанПиН и пользуется им для приготовления питания больным. В случае заключения соглашения о государственно-частном партнёрстве никаких дополнительных вложений из бюджета или ФОМС не потребуется, стороны довольны: инвестор вкладывает средства, больница получает качественное питание. В случае ненадлежащей работы инвестора есть возможность расторгнуть контракт. Это будет дисциплинировать любого предпринимателя. А пока все решается на торгах, идёт грязная война без правил. Да ладно бы, выиграли и работали – так нет, чтобы расчистить себе дорогу, разворачивают грязные кампании против конкурентов. Ощутила это на себе.ВОЙНА ЧУЖИМИ РУКАМИ- Какие методы используют конкуренты?- Мелкие конфликты были всегда, но в 2017 году дошло до маразма: некий репортер, бывший пресс-секретарь республиканской организации КПРФ, распространил в СМИ и интернете ряд порочащих меня статей. Поводом стал инцидент, который случился весной 2016 года в пищеблоке одной уфимской больницы. Поступила информация, что мои работники сумками воруют продукты у больных. Я установила камеры, и, придя в ужас от их творений, однажды устроила облаву: с водителем и помощником мы приехали на пищеблок и застали своих сотрудников на выходе с огромными сумками. В них оказались десятки килограммов фарша, другие продукты. Просьбы открыть машину для осмотра они проигнорировали, спровоцировали драку. Очевидно, было что скрывать. По факту воровства я обратилась в городской ОБЭП, было возбуждено административное производство, но воры отделались штрафом в полторы тысячи рублей. Возбуждать уголовное дело правоохранительные органы отказались из-за недостаточно   большой суммы сворованного: 12 тысяч рублей на семерых человек за день – это оказывается мало! Я рассчитала людей, уволила, они заплатили штрафы и ушли к конкурентам.А те использовали этот инцидент как козырь в грязной информационной войне. И началось: «У Романчевой бьют морду!», «Депутат обижает рабочий класс!» и т.п. Была целая серия репортажей-пасквилей, вылили всю грязь, какая только возможна. Таким образом, конкуренты с помощью подкупленных «журналистов» и людей, уличённых в воровстве продуктов у больных, пишут на меня пасквили, очерняя и сводя счёты, за то, что я поймала людей на воровстве.- Неужели такие публикации вызывают у кого-то доверие?- Есть такое высказывание: чем чудовищнее ложь, тем охотнее в неё поверят.Самое отвратительное, что в своей грязной кампании они используют совершенно посторонних людей. Так, один пасквиль был основан на письме пациента, который пожаловался на отвратительное питание в больнице, из-за чего у него якобы ухудшилось состояние здоровья и упало зрение. Жалобы ушли в Минздрав, Росздравнадзор, Роспотребнадзор МИАЦ и многие СМИ города. Я нашла этого парня - им оказался молодой человек 24 лет Станислав З. - инвалид второй группы по зрению. У него установлена инсулиновая помпа, которая не позволяет уровню сахара снижаться, независимо от употребляемой еды.Станислав, его мама и бабушка дали письменные пояснения, что «корреспондент», который назвался Евгением Костицыным, нашёл Станислава через соцсети и выбил у него признания, что в больнице неважно кормили, и попросил разрешения написать от его имени жалобу в Росздравнадзор. Но парень не подозревал, что «журналист» распространит её, да ещё в искаженном виде, во все контролирующие инстанции и СМИ. Станислав был в шоке от этих клеветнических писем. Таким образом, воспользовавшись беспомощным состоянием человека, конкуренты делают свои грязные дела руками незрячего инвалида, ничего не подозревающего и не сведущего в этих интригах парня.Но самое печальное, что проворовавшиеся работники продолжают заниматься тем же, но уже в другой компании, в пищеблоке крупного республиканского медицинского учреждения.«УБИЙСТВО ВЕНКОМ»- Кому-то пришлись ко двору такие работники?- Их приняла на работу Римма Салахутдиновна Безденежных, которая также имеет контракты на организацию питания в лечебных учреждениях. С ней мы сдержанно общаемся, никакой особой вражды не было, но всё изменилось в сентябре 2017 года. Безденежных позвонила мне и сообщила, что на неё совершено покушение: когда она ехала по лесу, в её машину стреляли из травмата, и она всерьёз уверена, что это мой заказ. Новость облетела все СМИ. Но всё это настолько абсурдно: и обвинение, и идея стрелять резиновыми пулями в машину, и сама мысль, что таким способом нужно устранять конкурентов.Тем не менее Кировским РУВД было заведено уголовное дело по факту хулиганства. Начались преследования моей семьи: наши машины были в ориентировке, их останавливали, вызывали на допросы моего мужа и сыновей, в том числе несовершеннолетнего. Меня допрашивали 8 часов в ночное время, у мужа «откатывали» пальцы и т.п., несмотря на то что подозреваемой официально я признана не была. Только после того, как я попала на личный приём к министру МВД РБ, этот беспредел прекратился.Аналогичная ситуация была в 2011 году, когда Безденежных со своим близким другом, сотрудником правоохранительных органов, пыталась сфабриковать уголовное дело по факту «угрозы жизни». Якобы я принесла в пищеблок одной из больниц похоронный венок с надписью «Любимой маме от сына Стасика». Звучит абсолютно бредово, но мне пытались это инкриминировать на полном серьёзе!Конкуренты такими аморальными способами и фальсификацией фактов с помощью недобросовестных работников правоохранительных органов, а также используя детей-инвалидов, пытаются монополизировать этот рынок либо вынуждают больницы, с которыми моя компания работает многие годы, вообще отказываться от аутсорсинга, тем самым выбивая у меня почву из под ног. И, как любой уважающий себя человек, которому не дают работать, оскорбляют, компрометируют, я, естественно, защищаюсь, но в рамках закона.Каждый день мне приходится доказывать делом, что я порядочный и созидательный человек, мною движет не жажда наживы, а желание найти баланс между бизнесом и его ролью в здравоохранении, а также выйти на более совершенный способ ведения этого бизнеса.КОММЕНТАРИЙИ.о. главного врача Республиканской клинической психиатрической больницы Инесса Ахмерова:- С 2009 года приготовление лечебного питания для пациентов Республиканской психиатрической больницы осуществлялось аутсорсинговыми компаниями. Проблем с проведением торгов и заключением договоров не возникало. В 2017 году ситуация обострилась в связи с недобросовестной конкурентной борьбой на рынке предоставления услуг. Жалобы и судебные иски аутсорсеров – участников торгов – не позволили своевременно провести конкурс и выбрать победителя. Больница вынуждена была практически ежедневно проводить процедуры котировок и аукционов для заключения одно- и двухдневных договоров (всего более 40 процедур). Участники торгов опускали цены ниже себестоимости (до 54-56%), пытались предложить питание не в полном объёме, из продуктов низкого качества или заменить блюда на более дешёвые. Для соблюдения условий договоров персонал больницы был вынужден работать в авральном режиме, заниматься вопросами питания в ущерб лечебно-диагностической деятельности. Эти проблемы привели к вынужденным нарушениям законодательства в сфере закупок, финансовой дисциплины и наложению административных взысканий и штрафов. В связи с многочисленными жалобами участников торгов представители больницы неоднократно приглашались в контрольные и правоохранительные органы.Длительная нестабильность на рынке аутсорсинга по питанию и недобросовестная конкурентная борьба привели к невозможности планового проведения закупок для больницы, в результате к нарушению процесса кормления и ущемлению прав пациентов на получение качественного лечебного питания.Источник: «Аргументы и Факты. Башкортостан»

Рейтинг: 199  Трофимов Валерий Николаевич 0 48

Комментарии

 

Чтобы добавлять комментарии Вам необходимо авторизоваться.