03.12.2018

Рустем Ахунов: «Время показывает, что централизация уместная и правильная»

нояб 2018 / Ватандаш / Р. Магадеева
В начале года был создан Уфимский федеральный исследовательский центр, который объединил следующие учреждения: УНЦ РАН, Институт математики с вычислительным центром УНЦ РАН, Институт физики молекул и кристаллов УНЦ РАН, Институт механики им. Р.Р. Мавлютова УНЦ РАН, Уфимский Институт химии РАН, Институт нефтехимии и катализа РАН, Институт биохимии и генетики УНЦ РАН, Уфимский Институт биологии РАН, Ботанический сад-институт УНЦ РАН, Башкирский НИИСХ, Институт геологии УНЦ РАН, Институт социально-экономических исследований УНЦ РАН, Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН, Институт этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева УНЦ РАН, поликлинику УНЦ РАН.Что дает это объединение институтам и науке в целом, оправдались ли первые ожидания, что намечается в перспективе — об этом мы говорим с исполняющим обязанности председателя Уфимского федерального исследовательского центра (УФИЦ), доктором экономических наук, доктором делового администрирования (DBA) Рустемом Ринатовичом АХУНОВЫМ.

— Рустем Ринатович, совсем немного времени прошло со дня создания УФИЦ, тем не менее, можно ли говорить о каких-то положительных сторонах объединения отдельно существовавших институтов под одну крышу?— Можно отметить два ключевых момента этого объединения: первое — возможность отделить научную работу сотрудника от его хозяйственной деятельности. Теперь управленческие, организационные, хозяйственные воп­росы берет на себя центральная структура. А в институтах непосредственно сосредотачивается и консолидируется научная работа, ради чего они созданы.Второй позитивный момент: через постоянное общение в рамках проводимых встреч, собраний, заседаний президиумов, сотрудники институтов могут лучше узнать друг друга, что позволит инициировать в центре междисциплинарные исследования, которые сегодня являются точками роста.Можно отметить еще третий момент. Он тесно связан с первым. Некоторые институты в силу различных процессов сузились, уменьшились до такой степени, что с экономической точки зрения нахождение их в самостоятельном статусе может быть действительно нецелесообразно, а создание Центра позволит решить их проблемы. Видение, так скажем, всех институтов вместе позволяет принимать управленческие решения.— По какому принципу были объединены институты?— Вошли все, за исключением Института проблем сверхпластичности металлов РАН, поскольку это особый институт, главным образом, выполняющий исследования по закрытой тематике. Рассматривались различные варианты. Например, формирование центра биохимической направленности. Или же биохимия с медицинскими направлениями. Было предложение коллег из Казанского научного центра о создании химического центра на два региона. Учитывая отраслевую специфику экономики, решили, что республике нужен свой центр.Действительно, некоторые институты не хотели терять свою самостоятельность. Но время показывает, что сегодня такая централизация более уместная, более правильная. Мы стараемся максимально сохранить все демократические принципы. Институты сохраняют свой бюджет, самостоятельно осуществляют кадровую политику.Есть еще один интересный момент, о котором следует сказать, — это общее использование оборудования, что в рамках самостоятельных юридических лиц представлялось достаточно сложным с юридической и экономической точек зрения. Сегодня обеспечена коллективная форма доступа ко всему оборудованию. То же самое касается и библиотечного фонда, использования фонда электронных ресурсов.— Как руководитель с чего Вы начали свою работу?— Любое новое начинание должно сопровождаться анализом текущего состояния. Прежде всего, важно было понять, что представляет собой каждый институт, как работают механизмы взаимодействия. Для меня, как для экономиста, важно было понимать, какая финансовая модель функцио­нирования центра существует, как формируется бюджет. Вторым шагом послужило понимание факта чрезмерных расходов и высвобождение ряда средств, выявление резервов в пользу ключевых направлений деятельности центра и переход к процессу упорядочивания тех или иных хозяйственных процессов. Удалось сформировать новую организационную структуру, штатное расписание центрального аппарата, пригласить профессионалов, которые помогают проводить единую управленческую политику в отношении центра. В то же время есть уже реальные результаты по научным проектам, создается реестр ключевых научных результатов всех институтов вместе. Формируется также реестр инновационных разработок и сегодня мы делаем попытку применения тех или иных инновационных разработок и научных результатов, применения и приложения их в экономику региона. В качестве примера могу привести один из проектов, связанный с развитием геопарка в Республике Башкорт­остан, одобренный ЮНЕСКО. По результатам работы Институт истории, языка и литературы получает заказ на научное сопровождение деятельности санатория «Яктыкуль» в Абзелиловском районе и другие.Для дальнейшего привлечения людей в санаторий нужно развивать не только эту здравницу, но и саму территорию. Ей необходимо научное обеспечение, т.е. формирование некой научно обоснованной легенды, используя исторические, археологические, этнологические особенности местности. Или, например, результат естественно научных исследований. Мы подписали соглашение с ведущей в республике компанией структуры «Газпром» о совместных научных разработках, которые в конечном счете будут иметь практическую цель для деятельности «Газпром». Речь идет о технологическом мониторинге изменений в трубах, по которым транспортируется газ. И масса иных очень интересных разработок, которые сегодня сформированы в центре, в институтах. Наша задача сейчас аккумулировать, предложить механизм: как это может работать и где может быть применено. И третье — внедрить в экономику республики. Именно эта задача ставится перед нами. УФИЦ должен быть полезным для региона.Есть, конечно, определенные коллизии. Они заключаются в том, что все академические институты Российской академии наук главным образом выполняют фундаментальные исследования. Есть большой разрыв между фундаментальными исследованиями и прикладным результатом. Между ними есть категория, которая называется поисковые исследования или отраслевые исследования. Вот эту науку в России, к сожалению, можно назвать потерянной. Поэтому нужно создавать мостик между фундаментальным и прикладным результатом.— Как вы оцениваете научный потенциал республики? Какие направления у нас наиболее развиты?— Оцениваю высоко. Поскольку регион один из ведущих центров, как в образовательных, так и в научных направлениях. Основой этого являются крупные высшие учебные заведения, такие как классический университет, нефтяной, авиационный, из отраслевых — аграрный, медицинский университеты. Они, в целом, все на хорошем счету. 100 тысяч студентов обучаются сегодня в республике — это большой потенциал, поэтому его, конечно, нужно развивать.Что касается научного потенциала, сейчас он сосредоточен в двух 
РАНовских структурах: это наш Уфимский федеральный исследовательский центр, в который входит 13 институтов и отдельный самостоятельный институт проблем сверхпластичности металлов. Кроме этого, следует отметить Академию наук РБ, в которую входят 4 академических института, в том числе, наиболее крупные и активные это — Институт глазных болезней и Институт стратегических исследований. Но есть и корпоративные научные исследовательские институты, которые содержатся за счет крупных компаний. Например, БашНИПИнефть. Это достаточно серьезный институт, который имеет многомиллиардную выручку, выполняя заказы «Роснефти» и «Башнефти». Кстати, недавно состоялась сделка по приобретению этого института «Роснефтью». Институт будет проводить как раз отраслевые прикладные, практические исследования в сфере нефтедобычи, нефтепереработки. Он исторически сложился. Поэтому потенциал его высокий.
Безусловно, как и во всей России, существует масса проблем, которые свойственны любому академическому институту. Находящиеся сегодня «на боку» институты завтра могут быть очень полезны. Поэтому важно сохранить все эти научные подразделения, поскольку это и интеллектуальный потенциал. В этой связи есть очень большая надежда на национальный проект «Наука», который состоит из трех важных частей.Первое — это кадровая составляющая. Мы должны увеличить количество научных сотрудников и лиц, занимающихся научными исследованиями в России. Главным образом, среди молодежи, вовлекая ее в науку.Второе очень существенное направление — это инфраструктурное составляющее, связанное с материальным обеспечением, обновлением лабораторного фонда и оборудования всех научных институтов. Он сильно устарел. Как физический, так и моральный износ очень существенный.И самое главное составляющее — это создание в России научно-образовательных центров и научных центров мирового уровня.Республика подала заявку на участие в этом проекте. Были сформированы предложения по тому, как республика видит себя в этом проекте. Будут ли они поддержаны, станет понятно на следующий год, когда будут подведены итоги. На этот проект мы возлагаем большие надежды, поскольку сегодня институты Российской академии наук недофинансированы. С одной стороны, мы взяли обязательство платить сотрудникам 200 процентов от средней заработной платы в регионе, с другой стороны, далеко не все могут обеспечить эту оплату без бюджетного финансирования по линии госзадания. Это еще одна проблема, с которой на первых порах я столкнулся и приходится заниматься конкретно.— Есть ли какие-то новые направления, которые разработаны именно у нас в республике и востребованы, имеют очень хорошую перспективу в России и в мировом масштабе. Есть что-то такое, чем мы можем гордиться в будущем: направления, разработки, проекты?— Я полагаю, что ситуация в Уфимском исследовательском центре с точки зрения научной результативности схожа с общероссийской ситуацией. Т.е. если мы посмотрим на российские исследования, которые котируются на мировом уровне, это — физика, материаловедение, химия и уже, к сожалению, в меньшей степени — математика. У нас в республике смело можем сказать, что по двум ключевым направлениям мы достаточно известны и котируемые в России, — это химия и материаловедение. Материаловедение — это в основном школа Уфимского авиационного университета. Что касается химии, это как раз УФИЦ, где имеется два химических института.Но наука не стоит на месте, и формируются новые направления. Например, можно выделить интересные исследования наших ученых из Института биохимии и генетики. Что делается сегодня, например, в Институте истории, языка и литературы? Это попытка создания электронной базы башкирского языка, т.е. перевод в Интернет базы башкирского языка, который позволяет поиск по словам, по словосочетаниям, выкладывать тексты. Это достаточно инновационно и позволяет сохранить наше культурное наследие.— Вы сказали, что наука не стоит на месте. В ближайшем будущем возможно объединение уже существующих институтов или же, наоборот, создание каких-то межинститутских направлений?— Полагаю, что полугодовой период позволил увидеть ситуацию, обозначить проблемы каждого института и всего Центра. На данном этапе есть понимание, что важно сохранить все в том виде, в котором они есть. Время само покажет целесообразность и эффективность объединительных процессов.Что касается создания отдельных научных структур, то они будут появляться, вероятно, в проектной форме под решение конкретных прикладных задач, которые будут стоять перед УФИЦ.— Вы говорили про три основных составляющих национального проекта «Наука». Меня интересует кадровое. Не секрет, что многим не нравится система оценки работы вузовских ученых. То, что эффективность определяется количеством публикаций. Как Вы к этому относитесь? У вас другая система или такая же?— В основном такая же. Мы общались с экспертами, которые занимаются формированием дорожной карты по этому проекту. Это система публикаций в ведущих рецензируемых журналах Skopus и Web of Science. Для проведения фундаментальных исследований лучшей системы оценки на данный момент не придумано. Это действительно показатель того, насколько твой научный труд востребован в мире. Очень успешно в них публикуются наши химики, генетики, физики. Мы руководствуемся этим. И вряд ли эта система изменится. С точки зрения прикладных исследований, то здесь учитывается и количество зарегистрированных патентов. Но, также, как и со статьями, количество может быть очень внушительным, а патент может не работать, он может быть никому не интересен. Поэтому нужно, конечно, дополнять качественной оценкой. Коллективы сами понимают и оценивают. Как говорят специалисты в области управления персоналом, оценка на 360 градусов. Со всех сторон.— А как быть гуманитариям? С них тоже требуют публикации в тех же журналах, а тема может быть интересной только в рамках нашего региона.— Да, есть такой момент. В России журналов, указанных выше баз данных по экономическим наукам где-то с десяток, наверное, а экономистов — огромное количество. То же самое — по юриспруденции. Юриспруденция имеет национальную, государственную принадлежность, поэтому только в определенных областях юриспруденции можно говорить о публикации на мировом уровне.Есть еще одна проблема. Она состоит в том, что есть языковой барьер. Но эта проблема решаема, если мы говорим об эффективных, трудоспособных и нацеленных на результат людях, которые действительно занимаются наукой, они все-таки находят способы изучить язык и публиковаться.Сложности есть. Система оценки — эта проблема всегда будет существовать, поэтому нам нужна собственная система оценки деятельности, которая позволит с учетом нашей специфики принимать решения в отношении финансирования тех или иных институтов.— Вы являетесь разработчиком Стратегии социально-экономического развития нашей республики до 2030 года. В условиях бесконечных санкций, политической нестабильности насколько уместен далеко идущий прогноз экономики?— На мой взгляд, сейчас существует два таких временных горизонта для региона. Это 2024 и 2030 годы. В рамках 2024 года у нас есть указ о национальных целях и задачах, в который включено 12 национальных проектов. А в рамках 2030 года подготовлена стратегия развития республики. Что такое стратегия в моем представлении и почему важен этот второй срок, выходящий за рамки 2024 года? В стратегии определены собственные региональные приоритеты, выявлены специфические точки роста непосредственной экономики региона. И таких приоритетов выбрано пять, в том числе тот раздел, которым я занимался — это территориальное развитие. Его суть связана с тем, чтобы было равномерное распределение социальных благ между муниципалитетами, было достаточно равномерное развитие всей территории республики. Сегодня сельские жители находятся в худшем положении по сравнению с городскими. А пограничные территории имеют тоже свой определенный социальный эффект для региона, например, в них более выраженная миграция за пределы республики. Федеральными приоритетами все эти проблемы не решить, поскольку есть собственная специфика, в которую нужно углубиться и по которой надо отдельно работать. Наша задача состояла в том, чтобы выявить эту региональную специфику и определить те приоритеты, которые позволят региону устойчиво развиваться и быть более успешным. По крайней мере, такая стратегическая цель — быть в десятке лучших регионов страны. СПРАВКАРустем Ринатович Ахунов — доктор экономических наук, доктор делового администрирования ( DBA ). В 2000 году окончил экономический факультет БашГУ, в 2003 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук. В 2008 году — Институт бизнеса и делового администрирования Академии народного хозяйства при Правительстве РФ (профессиональная степень — мастер делового администрирования, MBA), в 2011-м — Высшую школу корпоративного управления Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (профессиональная степень — доктор делового администрирования, DBA), в 2012-м — European University (Швейцария) (высшая профессиональная степень — DBA Doctor of Business Administration).В 2017 году прошел обучение по образовательной программе для высшего звена руководства университетов, управленческих кадров в сфере государственного и муниципального управления, руководителей среднего и крупного бизнеса, предпринимательства, социальной и научной сферы в Московской школе управления «Сколково».В сентябре 2018 года избран депутатом Государственного Собрания-Курултая Республики Башкортостан.

Рейтинг: 0  Ахунов Рустем Ринатович 0 133

Комментарии

 

Чтобы добавлять комментарии Вам необходимо авторизоваться.